Мертвый восток.

Их жизнь в Якутии началась весной. Будущее казалось светлым, особенно когда летом она познакомилась с местным парнем, плотником, и осенью, после похода в ЗАГС, они жили в его однокомнатной квартире. А потом наступила зима.

Как живется на Дальнем Востоке приезжим из других округов

По данным Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, реализация новых инвестиционных проектов позволит создать в Дальневосточном федеральном округе к 2025 году более 114 тысяч рабочих мест. Заполнить эти вакансии можно будет не только с помощью жителей макрорегиона. Макрорегион уже начал привлекать квалифицированных работников из других регионов. В большинстве случаев их привлекают зарплаты, возможности карьерного роста, а иногда и жилье. Корреспондентов «Российской газеты» спросили, оправдываются ли их ожидания, довольны ли они зарплатой и условиями жизни.

Мертвый восток. 2

С видом на перспективу

В Приморье существует большая потребность в квалифицированных кадрах, особенно в рабочих. Только судостроительному комплексу «Звезда» в Большом Камне, который уже принимает заказы, к 2024 году потребуется более семи тысяч рабочих. В настоящее время на заводе работает менее двух тысяч человек, 90 процентов из которых — выходцы с Дальнего Востока.

По данным компании, в 2017 и 2018 годах сюда приехали работать 268 человек из других регионов России, 162 из них — по программе трудовой мобильности.

Юрий Веремеев по профессии судогибщик. Он родом из Керчи, но до приезда в Приморье несколько лет работал в Санкт-Петербурге на Адмиралтейском судостроительном заводе. Два года назад он приехал на «Звезду» и стал одним из первых участников программы трудовой мобильности на заводе. Деньги, выплаченные работодателем, были использованы для финансирования переезда семьи — мужа, сына и дочери — и покупки бытовой техники и мебели.

— Я решила поездить по стране, потому что в моем родном городе Керчи не было работы. Перспективы здесь были неплохие, и мои ожидания в основном подтвердились. Завод современный, работа интересная, оборудование новое», — говорит он.

Веремьев говорит, что ему обещали служебное жилье, и действительно, его с семьей поселили в новом доме, построенном для работников верфи, где он снимает двухкомнатную квартиру на коммерческой основе.

Юрий был удивлен скромными размерами Большого Камня, в котором проживает около 40 000 человек.

— Город меньше не только Санкт-Петербурга, но и Керчи», — отмечает он, но добавляет, что относительно недалеко находится Владивосток с его федеральным университетом, где дети могут посещать школу. Поэтому Юрий Веремеев называет вариант остаться в Приморье «возможным».

Алексей Гулевич пришел в Большой Камень вместе с женой в ноябре 2017 года. Он начал работать старшим мастером и уже дорос до заместителя начальника производства по котельному производству. До прихода на «Звезду» он работал на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге.

— В настоящее время «Звезда» является самым перспективным, а вскоре и самым крупным заводом в России. Это чрезвычайно привлекательно для молодого специалиста с точки зрения карьерного роста. Предприятие идентифицирует мировые технологии судостроения и позволяет получить не только теорию, но и практику в условиях российского производства», — объясняет он свою мотивацию прихода на «Звезду».

Ирина Кирик, начальник отдела анализа, прогнозирования и мониторинга трудовых ресурсов департамента труда и социального развития Приморского края, отмечает, что в этом году по программе трудовой мобильности в Приморье переедут 316 человек. В 2016 году приехали 11 человек, в 2017 — 86, в 2018 — 121.

Точка отъезда и точка невозврата

Сегодня все проблемы Сибири и Дальнего Востока, которые составляют 60% территории страны, можно обобщить одним словом: Эмиграция. Сегодня здесь проживает всего 25 миллионов человек. И хотя показатели рождаемости и смертности почти во всех субъектах федерации Сибири и Дальнего Востока соответствуют общероссийским тенденциям (в Туве рождаемость идентична «кавказской»), население региона сокращается от переписи к переписи (см. рис. 1). Если Россия в целом потеряла 3,5% своего населения с 1989 по 2010 год, то ЮФО — 8,6%, а Дальневосточный федеральный округ — 20%. И это связано не с ростом смертности, а с миграцией с Востока в другие регионы (см. рис. 2 и 3). Другими словами: Если в целом по России прирост оттока населения составляет 13 человек на 10 000 жителей, то в Сибирском и Дальневосточном регионах отток населения составляет.

В результате, по данным Росстата, в новой России население регионов, входящих в состав нынешнего Дальневосточного федерального округа, сократилось на 1,7 млн человек, а в некоторых регионах чистая миграция даже превысила любую воображаемую величину. Например, в Чукотской автономной области на каждую тысячу жителей пришлось 168 человек, а в соседней Магаданской области — 120. В результате население региона сократилось более чем вдвое (с 392 до 157 тысяч человек), а население Чукотки — более чем втрое (со 164 до 51 тысячи человек) — цифры, как говорится, немыслимые в мирное время.

Это интересно:  Религия и управление.

«Сразу после распада Советского Союза произошел серьезный отток населения с Дальнего Востока — из некоторых городов тогда уехало до 60 процентов населения, — говорит Сергей Тирчев, первый заместитель председателя совета директоров Азиатско-Тихоокеанского банка. Сейчас на Дальнем Востоке своя миграция: для жителей Чукотки, Камчатки, Магадана, Амурской области, Приморского и Хабаровского краев — это «континенты», на которые они хотели бы уехать. В то же время многих из них тянет на юг России, а Москва для многих активных людей остается целью их жизни.

Запустение не могло остаться без влияния на экономику восточных регионов. Для экономического развития важны такие демографические показатели, как численность рабочей силы (она зависит от возраста и учитывает, сколько человек потенциально может работать в данном регионе) и количество людей, фактически занятых в экономике (тех, кто реально работает). Что касается первого показателя, то в Сибири можно с некоторыми оговорками говорить о национальных тенденциях, поскольку те, кто родился во время бэби-бума в конце 1980-х годов, здесь также вступили в трудоспособный возраст, и доля рабочей силы немного увеличилась. На Дальнем Востоке, напротив, этот показатель безнадежно отрицателен (см. Рисунок 3), что связано с миграцией целых семей. В результате здесь снижается как численность населения трудоспособного возраста, так и количество реально занятых в экономике людей. Что касается численности занятых, то и Сибирь, и Дальний Восток значительно опережают Россию по снижению этого показателя: в Сибирском регионе, например, он снизился на 14% (по сравнению с 1989 годом, против общероссийских 10%), а на Дальнем Востоке — почти на 20%. В Магаданской области в 2010 году было на 70% меньше работников, чем в 1989 году.

Республика Алтай выделяется среди других регионов — это единственный регион, где за последние десять лет число занятых в экономике увеличилось на беспрецедентные 12%. Объяснение этому успеху простое. Во-первых, небольшая численность населения: 12 % — это всего 10 000 человек. Во-вторых, стремительный рост туризма. Регион, который десять лет назад посещала горстка «диких людей» из соседних областей, сегодня принимает более 1 миллиона человек в год — в среднем на каждого жителя региона приходится пять туристов. Туристический бум начался в республике около пяти лет назад, и с тех пор статистика фиксирует неуклонный рост рабочей силы в экономике: молодежь находит работу на турбазах, пенсионеры пекут пирожки для туристов, а жители отдаленных деревень возят гостей на лошадях к труднодоступным достопримечательностям.

Экономическая брешь

Конкурентоспособность экономики Сибири и Дальнего Востока в советское время основывалась на трех столпах: централизованных капиталовложениях и кредитах, гарантированных рынках и специфической системе цен и тарифов. Сегодня этих предпосылок уже не существует. Однако нельзя сказать, что местная экономика совершенно неконкурентоспособна. Существуют определенные отрасли, которые пользуются спросом на мировом рынке. К ним относятся не только добывающие отрасли, но и высокотехнологичные отрасли биотехнологий и информационных технологий. Однако добывающий сектор, от лесозаготовок до нефти и газа, остается неоспоримым и общим лидером в макрорегионах. По данным Сибирского таможенного управления (СТУ), более половины местного экспорта составляют древесина и металлы, а в импорте преобладают химикаты и техническая продукция.

Целые поселки в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке оказались брошенными

Хотя в абсолютном выражении инвестиции в ЮФО и ДВФО за последнее десятилетие выросли в 9 и 13,3 раза соответственно (последний показатель — самый высокий темп роста среди федеральных округов), в относительном выражении восточные регионы проигрывают другим регионам. Однако большая часть денег, поступающих в восточную экономику, до сих пор приходила из государства. «В прошлом году за счет всех источников финансирования в основной капитал на Дальнем Востоке было инвестировано более одного триллиона рублей. Но если посмотреть внимательно, то это либо государственные деньги, либо косвенно государственные деньги», — говорит Геннадий Алексеев, генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока и Фонда развития Байкала (учрежденного в прошлом году Внешэкономбанком). В то время как федеральные округа и большинство регионов (после некоторого замедления в 1990-х годах) демонстрируют общероссийскую тенденцию, которая является равномерной, некоторые регионы Дальнего Востока демонстрируют сильные скачки из года в год, например, Сахалин, Чукотка и Приморье. Это объясняется тем, что эти регионы растут скачками благодаря крупным, но единичным проектам, таким как саммит АТЭС во Владивостоке или начало добычи золота на Чукотке. В результате получается, что в некоторые регионы вкладываются колоссальные по российским меркам инвестиции, но уровень жизни населения от этого практически не меняется. Ярким примером является строительство моста на остров Русский во Владивостоке, который 2 июля открыл премьер-министр Дмитрий Медведев (после его отъезда, однако, мост снова был закрыт для движения). Хотя Медведев заявил, что «этот объект будет обслуживать очень большое количество людей», переправа стоимостью более 33 миллиардов рублей после открытия и кратковременного использования во время саммита АТЭС будет обслуживать только 5300 постоянных жителей. И еще около 20 000 студентов и преподавателей пока еще бесформенного Федерального университета Дальнего Востока, который, как ожидается, будет располагаться на месте проведения саммита АТЭС. На каждого из гостей и жителей города было потрачено в среднем 1,3 миллиона рублей — фантастическая и экономически эффективная инвестиция.

Это интересно:  Как убрать акцент.

Анна Клепцова, Якутск:

«С зарплатой 50-100 тысяч рублей человек здесь реально считает себя чуть ли не нищим». Истории кировчан, переехавших на Дальний Восток

Фото: из личного архива Анны Клепцовой

— Я родом из Костромской области, детство провела в селе Черновское Забалинского района и училась в Вятском государственном университете на литературном факультете. Я люблю читать, бродить, исследовать себя и окружающий мир.

Когда в первом семестре я разбила лагерь на Байкале, я влюбилась в озеро и полушутя, полусерьезно ответила на «любимый вопрос» филологов: «Что ты будешь делать после окончания университета?». «Буду жить на Байкале». Мои мысли оказались правдой: по невероятному стечению обстоятельств сразу после окончания института мне пришлось поехать в Иркутск. Там я встретила единомышленника, и мы отправились в путешествие.

В 2015 году я оказался на Дальнем Востоке, в Забайкальском крае, в Каларском районе, в селе Хара. Там во время поездки у нас сломалась машина, денег не осталось, и пришлось зарабатывать. Я устроилась методистом в библиотеку. Потом мы жили в Благовещенске, где я работала заведующей рекламно-издательским отделом Амурского областного Дома народного творчества. Последние два года мы жили в Якутске (первую зиму, потому что сломалась машина, а последующие — потому что понравилась зарплата). Первый год я работала начальником отдела по связям с общественностью в компании «Аэропорты Севера», которая управляет аэропортами Крайнего Севера, Якутии и Магаданской области. А в этом году я — старший специалист в отделе ЮНЕСКО Северо-Восточного федерального университета имени Аммосова. Летом мы планируем переехать на Сахалин.

«С зарплатой 50-100 тысяч рублей человек здесь реально считает себя чуть ли не нищим». Истории кировчан, переехавших на Дальний Восток

«С зарплатой 50-100 тысяч рублей человек здесь реально считает себя чуть ли не нищим». Истории кировчан, переехавших на Дальний Восток

Фото: из личного архива Анны Клепцовой

Переезд из Кирова не был для меня сложным, это было стечение обстоятельств и полный паралич воли, так мало от меня зависело. Я стараюсь не вспоминать то время, в голове было только одно: «Уехать и жить как можно дальше». Когда переезжаешь на Дальний Восток, самое сложное — это отсутствие дорог и высокая стоимость транспорта. Есть места, куда можно добраться только на самолете, а цены на внутренние рейсы непомерно высоки. Это очень большая проблема.

Очень легко найти работу как в Якутске, так и на всем Дальнем Востоке. Здесь большой (!) дефицит энергичных, целеустремленных профессионалов. Зарплаты тоже очень хорошие. Например, если работать на государственной службе, то за ту же работу можно получать на 140% больше, чем в Кирове (80% от регионального коэффициента + северный коэффициент, а если нет северного коэффициента, то есть специальный бонус — индивидуальный коэффициент), женщины по пятницам работают до полудня, авиабилеты к месту отдыха и обратно оплачиваются раз в два года (в этом году, например, мы летим «бесплатно» на Камчатку).

Татьяна Гордина, Владивосток:

— Я коренная жительница Кирова, родилась и выросла здесь. Я всегда была мастерицей и получила образование технолога швейного производства в Кировском техникуме. Но когда приехала на Дальний Восток, поняла, что здесь не очень хорошо. Поэтому я изучала государственное и местное управление в Вятском государственном университете.

«С зарплатой 50-100 тысяч рублей человек здесь реально считает себя чуть ли не нищим». Истории кировчан, переехавших на Дальний Восток

Фото: из личного архива Татьяны Гординой

Я никогда не думала о том, чтобы уехать так далеко. Но я вышла замуж за военного, поэтому пришлось переехать. Я прожила на Дальнем Востоке девять лет, а мой муж — 15 лет. Самое сложное было оказаться вдали от семьи и понять, что ты не можешь навещать их, когда захочешь. Это не Москва, Санкт-Петербург или Екатеринбург, это гораздо дальше. Это 8 часов на самолете и еще 12 часов на поезде.

Когда вы приезжаете туда, вы как будто оказываетесь в другой стране. То, что доступно на Западе, приходит на Дальний Восток несколькими годами позже. Например, тенденции в косметологии приходят с опозданием, на Дальнем Востоке не хватает врачей (особенно в поликлиниках) и многое другое. Мне понадобилось много времени, чтобы привыкнуть к этому, наверное, года четыре. Меня всегда тянуло в Киров, но потом я влюбилась в Приморье.

Это интересно:  Мыши плакали, кололись, но продолжали грызть кактус.

Здесь нелегко найти работу. Я бы сказал, что это как везде. Цены на все здесь гораздо выше, чем в Кирове, но зарплаты одинаковые. Владивосток живет морем. Люди здесь либо рыбаки, либо военные. Здесь нет лесов, поэтому компаний, занимающихся производством и переработкой древесины, не так много. Я ищу работу, мой ребенок еще ходит в детский сад. В детских садах тоже нет работы. Но их и нет с такой периодичностью, как в Кирове — все зарегистрировано.

Если сравнивать климат, то во Владивостоке очень влажно и ветрено. Зима жаркая (в этом году даже снега нет), а лето жаркое. Но я до сих пор не могу привыкнуть к ветру: Термометр показывает минус 10, а когда выходишь на улицу — минус 20.

Цены на жилье сильно отличаются от кировских. Однокомнатная квартира во Владивостоке стоит около 6 миллионов рублей. При этом в квартирах здесь есть плесень, потому что очень влажно. Поэтому люди едут в центральную Россию, где за те же деньги можно купить квартиры получше и где климат лучше.

«Люди здесь более доброжелательные». Истории кировчан, переехавших в Екатеринбург

6785 7

Что касается продуктов питания, то литр молока с коротким сроком хранения стоит 90 рублей, хлеб — 25-35 рублей, твердая лапша — 57 рублей. Расходы на развлечения примерно такие же, как в Кирове. Люди едут в Китай покупать одежду, посуду, постельное белье и многое другое. Оказывается, очень дешево. Например, зимний лыжный костюм стоит от 6 000 рублей в Кирове и 1 500-2 000 в Китае.

Владивосток очень красив, но инфраструктура здесь не очень хорошая. В пригороде есть сафари-парк, где животные живут в дикой природе. Он был построен на территории национального парка. Также здесь есть океанариум, который довольно большой. Там представлено большое разнообразие морских животных и рыб. Есть много заповедных зон, так как в этих местах обитают леопарды или тигры. Город красивый, с мостами и иностранными кораблями, причаливающими в гавани. Есть туристические экскурсии в горы и на острова. Есть такие уголки природы, которые не тронуты человеком.

Дальневосточный гектар

Более восьми лет на Дальнем Востоке действует программа, по которой каждый россиянин может бесплатно получить один гектар земли. Земля есть во всех областях региона. У каждого органа местного самоуправления есть свои меры поддержки для открытия бизнеса. Например, существуют гранты на создание животноводческой фермы, для молодых фермеров, микрокредиты и низкопроцентные кредиты, субсидии на разведение коров и свиней. Первоначально земля арендуется на пять лет. За шесть месяцев до истечения срока аренды можно подать заявку на получение земли в собственность. Или даже раньше, если кто-то построит на участке дом или возьмет кредит на строительство. Если заявление подается всей семьей, то можно получить по одному гектару на человека, то есть на одну семью гектар может быть увеличен. Согласно статистике, программой уже воспользовались более 100 000 человек.

Мертвый восток. 3

Фото.

Строительство домов

Объем ввода квартир в эксплуатацию в Дальневосточном федеральном округе в прошлом году увеличился почти на 22 %. На первом месте по количеству построенных квадратных метров находится Приморский край, за ним следуют Якутия, Сахалинская область и Хабаровский край. Спрос на индивидуальные здания растет, как и везде в России. Поэтому цены в 2021 году также выросли — примерно на 14 %. Особенно дорожают строительные материалы — кирпич, лом, цемент, стекло. Их не хватает, потому что большинство из них импортируется из центральной России или Китая. В прошлом году власти обсуждали идею создания строительного кластера. Это подразумевает открытие новых производств в одном месте. В настоящее время строительство теплого дома в Приморье из секционных балок без вспомогательного оборудования стоит 50 000 рублей за квадратный метр, а из круглого леса — около 45 000 рублей за квадратный метр. В Амурской области строительство обойдется дешевле. Так, построить загородный дом из кирпича можно почти за 30 000 рублей за метр. Например, двухэтажный дом площадью около 200 метров стоит около 6 миллионов рублей.

Мертвый восток. 4

Фото.

На Дальнем Востоке можно купить или построить собственный частный дом с помощью ипотеки. Для региона существуют специальные программы субсидирования, софинансируемые государством. Они распространяются на молодые семьи до 35 лет, с детьми или без, а также на участников программы «Дальневосточный гектар». Кредит можно получить под 2 % годовых и максимальную сумму 6 млн рублей. Первоначальный взнос составляет 15 %, а период погашения — 20 лет. Эти средства могут быть использованы для приобретения квартиры в строящемся доме или в новостройке, для сборных домов или квартир в сельской местности и для индивидуального строительства.

Оцените статью
Добавить комментарий